Previous Entry Поделиться Next Entry
"Завершение похода. Монастыри, Ереван, Тбилиси, Крестовый, таможня. 20–24 августа"
handipum
Серия фоторассказов  ba3a о велопутешествии по Армении.
Фото и текст: Василий Петров



Окончание похода получилось немного скомканным из-за того, что несколько отстали от графика. Надо будет ещё вернуться. Ну а пока — 20 августа. Утром мы попрощались с Гегамом, сели в машину и поехали в Ереван.

По дороге заехали в Татев. Небольшой, очень мощный монастырь на склоне очень глубокого ущелья. Всё время, что мы ехали с одного его «берега» на другой, я представлял себе, как мы ехали бы эти тысячу метров сброса и тысячу набора на велосипедах. И в обратном порядке.










Эту фотографию пришлось лепить из двеннадцати, т.к. в 35 мм никак не помещалось:




В Армении и Карабахе поражает даже то, что не отреставрировано. А уж то, что восстановили…










Недалеко от Еревана расположился на невысоком холме Хор Вирап. Этот монастырь интересен своими темницами, но, к сожалению, никто не заметил, что фокус был переключён в ручной режим, так что фотографии только с бесконечностью.










В Ереване мы оставили вещи в мотеле и пошли гулять. Уже темнело.




21 августа мы весь день гуляли по городу. Ничего от древнего Эриваня тут не осталось: советский до малейшей детали город. Посетили несколько музеев, побродили по бульварам, покатались на метро. В Армении поворот направо включают вместе с зелёным пешеходам, это несколько напрягает, приходится постоянно оглядываться при пересечении дороги. Множество ресторанов на улицах в тени деревьев, многие даже с живой музыкой, не всегда, увы, высокого качества исполнения. Фотографировали мало: ничто не привлекало внимания.
Но без Арарата уехать нельзя!




22 августа сели в поезд до Тбилиси. Всю дорогу в радио была Пугачёва и компания, песни тридцатилетней давности. Думаю, такой набор шума может стать прекрасной пыткой.
Приехали за полночь, Костин знакомый обзвонил несколько гостиниц и по телефону направил нас к месту ночлега. С утра сходили в картинную галерею. Я остался очень недоволен. Не нравится мне наивное искусство. Только Какабадзе, на мой взгляд, крутой.
Костя уехал куда-то с кем-то общаться, а мы сидели у хостела и общались с Сандро, сыном хозяйки. Удивительно обаятельный парнишка. Рассказал нам, что «вот та дурная тётка» его не любит, пошёл к ней, по-грузински очень дружелюбно с ней поговорил, потом кивнул на соседскую девчушку, показавшуюся в окне, горестно рассказал, что «мог бы её любить», но «она ко мне не идёт». «Почему?» трагически вопросил он в пространство и незамедлительно получил ответ от своей бабушки: «потому что ты баловнишка». Сандро с лёгкостью говорит на русском и грузинском, быстро переключается с одного языка на другой, не смешивая их. Не знаю, как там с грузинским, но его русский довольно богат, выразителен, даже слегка витиеват. Мне даже завидно слегка стало.
После обеда вернулся Костя. Сандро восторженно на него уставился, вскричал «товарищ!», пожал руку и задал в том же восторженном тоне удивительный вопрос: «товарищ! Товарищ, ты дибил?»




А потом мы взяли такси и поехали на Крестовый. Хотели сначала поставиться рядом с пастухами, которых увидели на склоне, но были атакованы собаками, охраняющими стадо и предпочли немедленно ретироваться. Лагерь разбили с другой стороны от дороги. К счастью, переход на границе закрывается в 8 вечера, так что поток машин в обе стороны скоро иссяк. Было холодно, даже Костя — впервые за поход — спал в палатке.

24 августа мы уже выезжали в люди.




Наташин шлем, который я весь поход с собой возил, водрузил на бетонную свая, торчащую из перевала.




На границе пришлось попрепираться по поводу проезда на велосипеде, но рации всех таможенников сказали им пропускать нас. Задул заметный встречный ветер, но мы уже ехали по Родине и ничто не могло нас остановить. Проводница хотела запретить нам провоз велосипедов, но её образумил пробегавший мимо начальник поезда.

Триумфальное возвращение на Родину начинается с мучительного привыкания к соотечественникам и высоким ценам. Так хотелось слышать хорошую русскую речь, но — увы — попутчики, вроде бы русские, даже москвичи, говорят хуже, чем многие в Грузии.

На этом поход закончился. Я сделаю ещё один пост с подведением итогов и несколькими наиболее удачными, на мой взгляд, фотографиями.

©  ba3a
Другие отчеты Василия Петрова о поездке в Армению

  • 1
У тебя прямо прорыв хороших блогов!) Спасиб

Odin drugogo stOit. Odni debily. Tratyat ogromnye den'gi, proezzhayut tysyachi kilometrov i v konce pishut bred i stavyat kakie-to neponyatnye fotografii stolbov i telefonnyx budok.
Kak i etot: "Alaverdi- mileyshiy industrial'nyi gorod....", no zato v Yerevane nichego interesnogo ne uvideli, a Ararat sfotkali s samogo neudachnogo mesta v gorode. Nu neudachnee nayti nevozmozhno, nado ochen' ochen' postarat'sya.

Edited at 2012-11-11 12:32 (UTC)

Зачем то оскорбляешь человека?
Вкусы разные бывают, он же не должен снимать то, что не нравится тебе

Какой вкус? О вкусах пошел бы спор, если бы он в картинной галерее предпочел бы Матисса, а я- Шагала. Но если человек тратит деньги на поездку (какбе поездку) в другую страну и там фотографирует детей на фоне бедноты или ищет сваю, чтобы повесить каску и фоткать этот момент, это уже говорит о том, что с головой не дружит. Тут о вкусах и речи не может быть. Если фотограф хренов не может правильно подобрать углы, ракурсы, а красоту показывает так, что просто хочеться как можно быстрее сесть на унитаз-проблема не во вкусе, а в интеллекте и в аттитюде. Из всех этих отчетов, фотовыставок и фотосессий, всяких так записок сумасшедших у курсусов психушек, только вот та пара с "почтимужем" сумела работать профессионально. Остальные хотят выглядет оригинально , но, в итоге, выглядят поцами.

Множество ресторанов на улицах в тени деревьев, многие даже с живой музыкой, не всегда, увы, высокого качества исполнения

Zabyli priglasit' Itzkhaka Perl'mana v Jazzve, choby dlya nashego gostya iz solnechnoy Rossii sygral besplatno. V Yerevane est' muzyka Malkhas Jazza, kotoromu pozavidovali by posetiteli Radio City Music Halla New Yorka i vse afroamerikanskie jazz pianisty Ameriki. Mozhno bylo poyti i tam muzyku poslishat', A esli on xochet za 5 kopeel duxovoy orkestr, to pust' pomalkivaet i pishet pro chto-to drugoe.

Юнна Мориц

* * *

Вот здесь мой дом, он - в русской речи,
Иных уж нет, а те - далече,
Над головою - облака,
Ни потолка, ни стен, ни окон,
В просторе я живу глубоком,
Питаясь высью, как река
Дождём питается, снегами,
Моя строка идёт кругами,
Идёт слогами речь реки,
Рекою речи воздух пахнет,
Вот здесь - мой дом, он весь распахнут,
Но тайны плещут плавники.

www.morits.owl.ru



  • 1
?

Log in

No account? Create an account